В древности астрология имела повсеместное признание и использование. Она уходит корнями в астральную религию - астролатрию ( от греч. astron - "звезда" и latreia - "культ, служение") и до определенного момента неразрывна с ней. В астролатрии обожествляли Солнце, Луну и другие небесные тела. На ранних этапах развития человечества божествами считались сами небесные тела, на более развитых - они считались воплощениями богов или подчиненными богам. Астролатрия - неотъемлемый этап почти всех цивилизаций, хотя не всегда на ее базе зарождалась астрология. Для появления последней требовалась не только вера во влияние светил, но и довольно высокий уровень наблюдательной астрономии. Поэтому астрология появлялась лишь у народов, создавших высокую цивилизацию, и то не всегда (например, в доэллинистическом Древнем Египте астрологии не было). 
   Немецкий историк науки Б.Л.Ван-дер-Варден указывает, что развитие астрономических знаний приводило как к новой форме астрологии, так и к смене астральной религии. Связь этапов развития астрономии, астрологии и астролатрии на Ближнем Востоке (Позднеассирийский, Халдейский и Персидский периоды) Ван-дерВарден иллюстрирует следующей таблицей:

Астрономия MUL.APIN (1000-612 до н.э.) Астрология предзнаменований Старовавилонская и ассирийская религия
Зодиакальная астрономия (612 - 539) Примитивная зодиакальная астрология Митраизм, зерванизм и орфизм
Математическая астрономия (539 - 331) Гороскопная астрология Зороастризм

   Необходимо отметить, что правая часть этой схемы очень упрощена. Сложность религиозных течений на Ближнем Востоке, в Египте и Греции нельзя представить трёхчастной схемой без потерь. Граница между вторым и третьим этапом не такая уж резкая, однако этапы развития астрологии и астрономии представляются совершенно ясными и отчётливыми, а их взаимодействие с космической религией - надёжно засвидетельствованным в каждом из трёх случаев.
   В античности (V в. до н.э.) религии, связанные с мистериями, считали, что хорошие люди после смерти становятся звёздами. В эллинистическом Египте при Птолемеях существовало представление, что правители и их жёны после смерти превращаются в звёзды. Эти идеи восприняли римляне; с тех пор культ императоров одновременно являлся и астральным культом. Первым человеком в Риме, образ которого стал отождествляться со звездой, был Антиной (ум. 130), любимец императора Адриана.
 

"Теологическая" астрология

   В некоторых странах древнего мира воззрения астрологии были целиком теологическими, т.е. религиозными. Так в вавилонской астрологии планеты считались если не самими богами, то хотя бы одной из форм их воплощения.  Древние индийцы также видели в планетах богов, на коих можно было повлиять молитвами и магическими обрядами. Существовали также виды астрологии, где Вселенная представляла собой механизм, где не было возможности проявиться ни воле человека, ни воле Бога.
 

 



АСТРАЛЬНЫЕ МИФЫ


 
 
   Мифы о созвездиях, звёздах, планетах (в более широком смысле - также лунарные мифы и солярные мифы). В типологически ранней группе А. м. звёзды или созвездия часто представляются в виде животных, нередко в таких мифах речь идёт об охоте на животных. У эвенков небо - это тайга верхнего мира, в котором живёт космический лось Хэглун, каждый вечер похищающий и уносящий в чащу солнце. Четыре звезды ковша Большой Медведицы понимаются как ноги Хэглуна, а три звезды ковша этого созвездия - как охотник (или три охотника), иногда как мифологический медведь Манги, охотящийся за лосем. Малая Медведица в одном из вариантов эвенкийского А. м. предстаёт как телёнок лося, Млечный путь - как след лыж охотника-медведя, объевшегося мясом лося.
Характерная черта А. м. - наличие нескольких космических персонажей, воплощаемых расположенными рядом созвездиями. В А. м. индейцев Южной Америки одно из созвездий предстаёт как тапир, другое (Орион или Плеяды) - как части тела расчленённого героя. Варианты этих мифов различаются тем, какая часть тела с каким созвездием (или звездой) соотносится. Чаще всего встречается мотив объяснения многих (обычно 12 или 10) созвездий посредством А. м., в которых выступает такое же число животных. В легендах южноамериканских индейцев (в Гайане) каждое из созвездий воплощает душу одного из животных. Дальнейшее развитие таких А. м. приводит к построению системы соответствий между 12 созвездиями и таким же числом животных. В основных чертах эта система близка системе, существовавшей в Древней Вавилонии, где на ней было основано выделение 12 знаков зодиака, позднее перенятое греческой традицией (зодиак - от греч.????, «животное») и продолженное в других европейских традициях. Эти системы обнаруживают сходство с древнекитайскими и другими восточноазиатскими - с одной стороны, американскими индейскими - с другой. Во всех этих системах, которые могут быть либо результатом независимого параллельного развития, либо следствием диффузии одного и того же комплекса идей (что предполагается по отношению к древнекитайскому циклу из 12 животных, сложившемуся, по-видимому, под влиянием западно-азиатского), на основе А. м. была построена закономерная картина движения небесных светил, описывавшихся посредством мифологических символов - животных.
В шумеро-аккадской мифологии каждому богу соответствовало своё небесное светило (планета). Особое значение придавалось планете Венера, олицетворением которой в шумерской мифологии считалась богиня Инанна; планета Венера почиталась всеми семитами (Астар, Иштар, Астарта) в качестве божества, связанного, в частности, с плодородием и любовью. Культ семитского божества Астар оказал влияние на другие народы того же культурного круга, о чём свидетельствует и проникновение семитского слова в соседние языки (в частности, индоевропейские: хеттское haster, «звезда», греч. ?????, «звезда», ??????, «созвездие»). В шумерской клинописи знак, изображавший звезду, приобрёл значение «небо», «бог» (читалось an, dingir; ср. шумер. бог неба А н). Заимствование другими народами Евразии шумеро-аккадской терминологии, связанной с А. м., и символики знаков зодиака показывает, что шумеро-аккадские А. м., связанные с систематизированными наблюдениями за небесными светилами и с целым комплексом почитания звёзд, оказали большое влияние на культуру других народов.
В А. м. выделяется ряд мотивов, имевших широкое распространение по всей Евразии. К ним принадлежит мотив звезды (или созвездия) как собаки, которая посажена на цепь, но с цепи силится сорваться, что может быть опасно для всего мироздания (этот А. м. известен в славянском и восточноазиатском вариантах; соответствующее название звезды - Собачий Хвост или Собака - известно в Риме и Древней Индии и, по-видимому, является общеиндоевропейским). Чрезвычайно широкое распространение имеет образ Большой Медведицы как колесницы (или повозки), встречающийся в шумеро-аккадской мифологии (шумер. mar. gid. da как «повозка» - Большая Медведица), во всех древних традициях, продолжающих индоевропейскую мифологию, но также и в древнекитайской и в некоторых американских индейских (бороро) мифологиях.
В значительном числе архаических мифологий звёзды или созвездия описываются как предметы, оказавшиеся на небе или принадлежащие верхнему миру. В мифологии ненцев звёзды - озёра на «земле», которая служит для людей небосводом (эта «земля» является самым нижним из семи небес). В кетской мифологии и мифологии селькупов (одного из самодийских народов - см. Самодийская мифология) звёзды считаются копиями деревьев, которые растут на «верхнем небе» (кетское kon, «звёзды», «корни»; селькупское kon-t?, «корень»).
Чрезвычайно распространённым мотивом А. м. является представление о людях, переместившихся на небо и ставших там звездой или созвездием. Так объясняется происхождение большого числа созвездий и многих звёзд. Например, в греческой мифологии Большая Медведица - это Каллисто (превращённая Герой в медведицу, а затем Зевсом - в звезду); созвездие Волопас - взятый на небо Триптолем (вариант - Икарий), созвездие Девы - взятая на небо Эригона (варианты - Астрея, Дике), Плеяды - семь сестёр, дочерей Атланта, и т. д. У кетов известно созвездие Dejt???n - «кузнецы» (по-видимому, соответствует созвездию Кассиопеи), о котором рассказывается, что семь (у кетов священное число) кузнецов изготовляли на земле нож (в то время, когда «земля росла», то есть в самом начале мироздания); внезапно они оказались на небе и превратились в созвездия. В мифологиях американских индейцев широко распространён мотив «жены небесного светила». В мифах этого типа рассказывается о женщинах-индеанках, которые захотели стать жёнами двух звёзд (или солнца и луны), но не выполняют запрета не смотреть вниз на землю (обычный мифологический мотив запрета глядеть назад,- см. Глаз) и поэтому погибают или вынуждены уйти с неба. Согласно другим вариантам мифа, жёны звёзд сами превращаются в созвездия. Широко распространены объяснения парных звёзд близнечными мифами. В греческой мифологии происхождение созвездия Близнецов связывается с мифом о Диоскурах - Касторе и Полидевке (Поллуксе). В австралийских дуалистических мифологиях племён кулин о культурном герое Бунджиле и его брате Палиане рассказывается, что они живут на небе, причём их отождествляют со звёздами из созвездия Близнецов Кастор и Поллукс. По-видимому, сходная проекция дуальной организации племени на небо имеет место и у кетов, которые считают Малую Медведицу звездой дуальной половины Qent'aen, Большую Медведицу - звездой дуальной половины «Огненных людей» (Bogd iget koh, «звезда огненного человека»). Рассказывалось, что в охоте на лося, благодаря которой произошли эти созвездия, участвовал «первый огненный человек».
Некоторые созвездия считались следами движения мифологических героев. Согласно селькупскому мифу, Млечный путь - это «дорога небесного Ия» или «тропинка Ия». Герой этого А. м. - Ий отправлялся в путь, когда дул холодный восточный ветер; Ий, плохо одетый, совсем замёрз; идя по небу, он оставлял следы, образовавшие Млечный путь. Аналогично в кетских А. м. Млечный путь описывается как дорога одного из трёх мифологических персонажей: Сына неба (Еся), который ушёл охотиться на западную сторону неба и там замёрз, богатыря Альбэ, преследовавшего злую Хоседэм, или первого шамана Доха, поднимавшегося этой дорогой к солнцу. Происхождение названия «Млечный путь» связано с греческим мифом, согласно которому он возник из разлившихся по небу капель молока богини Геры.
Часто во взаимном расположении созвездий видели след борьбы друг с другом двух или более мифологических персонажей (напр., в мифах индейцев Центральной Бразилии) или усматривали изображение какого-либо мифологического сюжета [напр., в греческой мифологии расположение созвездия Орион, движущегося по небу за Плеядами, объяснялось мифом о Плеядах и Орионе; Кассиопея. Кофей (Цефей), Персей, Андромеда - группа созвездий, объединённых мифом о Персее и Андромеде].
Во многих случаях удаётся обнаружить некоторые внешние признаки, объясняющие частую связь одного и того же (или сходного) А. м. с одним и тем же созвездием у разных народов (причём в ряде случаев можно предположить вполне независимое развитие, как в приурочении созвездия Близнецов к близнечному дуалистическому мифу в Австралии и у народов древнего Ближнего Востока и прилегающих областей Европы). Красноватый цвет Марса у разных народов вызывал включение этой планеты в круг представлений, связанных с богом войны (в шумеро-аккадской мифологии, в античной мифологии - см. Марс, и т. п.): классификационная роль небесного светила определялась его особенностями.
Для типологически ранних А. м. характерно большое значение, которое придавалось «неподвижным» звёздам - в отличие от планет, Луны и Солнца. Так, согласно австралийским мифологическим представлениям, не только дождь и холод, но и солнечное тепло зависит от Плеяд (особая роль этого созвездия отмечается и в южноазиатских мифах, в частности раннеиндийских; следы их предполагаются и в символике печатей из Мохенджо-Даро).
История А. м., общие черты которых могут объясняться не только общностью признаков созвездий, звёзд и планет, но и диффузией некоторых комплексов представлений (что весьма вероятно по отношению к вавилонским А. м.), тесно связана с судьбой наиболее ранних представлений о звёздном небе. Сравнительно развитые астрономические познания несомненны для эпохи начиная с 4-го тыс. до н. э., когда в Западной Европе и в бассейне Средиземного моря (в т. ч. и на Востоке - вплоть до Кавказа) возникают мегалитические сооружения, часть которых, например кромлехи Стонхенджа (в Англии, 2-е тыс. до н. э.), интерпретируются учёными как древние обсерватории. Вавилонские зиккураты - храмовые сооружения, использовавшиеся и для наблюдения за звёздами, могут рассматриваться как ответвления этой околосредиземноморской ранней культуры, придававшей особое религиозное значение изучению небесных светил. Давно отмеченное сходство вавилонских А. м. и соотносимых с ними символов (знаков зодиака) с другими аналогичными может объясняться как прямым вавилонским влиянием (что вероятно по отношению к греческой и некоторым ближневосточным традициям), так и связью с ещё более ранними культурами средиземноморского круга. В античную эпоху вавилонское воздействие можно предположить в отношении этрусских А. м. Основным источником для их изучения является (наряду с известиями римских авторов и некоторыми образцами этрусского искусства) бронзовая модель овечьей печени для гадания из Пьяченцы, представляющая собой модель неба с нанесёнными на него именами божеств, каждому из которых соответствует определённый участок неба. В этрусских А. м., как и в других испытавших вавилонское влияние, обнаруживается систематизация, которая позволяет говорить о чертах преднауки. Дальнейшее развитие знаний о звёздном небе, усвоенных через посредство вавилонской науки, приводит к становлению астрологии. Характерной чертой астрологии было предположение о воздействии движений небесных светил как на судьбу всего мира и человечества (учение о мировых циклах, засвидетельствованное уже в Вавилонии, а позднее в Индии), так и на судьбы отдельных людей (отсюда идея гороскопа). В достаточно систематизированном виде основы этих представлений засвидетельствованы уже в старовавилонских текстах гаданий (начало 2-го тыс.) и в позднейших ассирийских табличках. Мифологизированная интерпретация небесных светил (в особенности комет) характерна для всего европейского и арабского средневековья, когда оформляется астрология как особая дисциплина, соединившая традицию А. м. с зачатками астрономических знаний.
А. м. (чаще всего через посредство астрологии) оказали воздействие на художественное творчество писателей Европы конца средних веков и начала нового времени (французский поэт Ф. Вийон, английский поэт 17 в. Дж. Донн; У. Шекспир, позднее И. В. Гёте). В последующий период образы, сходные с А. м., встречаются (возможно, в качестве архетипических) у символистов (в России, напр., у А. Блока - ср. его стихи, обращённые к комете: «Ты нам грозишь последним часом из синей вечности, звезда»).

Лит.:

  • Анисимов А. Ф., Космологические представления народов Севера, М.-Л., 1959;
  • Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Севера. Л., 1976;
  • Иванов В. В., Древнебалканский и общеиндоевроп. текст мифа о герое - убийце Пса и евразийские параллели, в кн.: Славянское и балканское языкознание, в. 4, М., 1977;
  • Хокинс Дж., Уайт Дж., Разгадка тайны Стоунхенджа, пер. с англ., М., 1973;
  • Boll Г., Kleine Schriften zur Sternkunde des Altertums, hrsg. von V. Stegemann, Lpz., 1950;
  • Boll F.. Bezold K., Sternglaube und Sterndeutung. Die Geschichte und das Wesen der Astrologie, 3 Aufl„ Lpz. - В., 1926;
  • Gundel W., Sterne und Sternbilder im Glauben des Altertums und der Neuzeit, Bonn - Lpz., 1922;
  • Roeder Н., Eine neue Darstellung des gestirnten Himmels in Agypten aus der Zeit um 1500 v. Chr., «Das Weltall», 1928, Jg. 28, Н. 1;
  • Thomson S., The star-husband tale, в кн.: Liber saecuiaris in honorem J. Qvigstadii, Oslo, 1953 (Studia septentrionalia, t. 4);
  • Scherer A., Gestirnnamen bei den indogermanischen Volkern, Hdlb., 1953.

В. В. Иванов.


"Речь Бога нуждается в толковании"(Астролатрия), поэтому и возникла необходимость в толкователях, которые в последствии стали называться астрологами, тарологами, рунологами, хиромантами. В древних клинописных таблицах было написано:"Писец, знающий (особый)трактат - астролог"

Но прежде Астрологии возникла Астролатрия. Поворот к Астрологии (как к науке) случился (по мнению современных востоковедов) в середине 15 века д.н.э.

А до тех пор миром правила Астролатрия!

"Астролатрия - (формирует) мироощущение благодаря которому небесные объекты влияют на нашу жизнь." Клинописные тексты, 26 век д.н.э.

Благодаря изучению клинописных текстов востоковедами многих стран(включая Россию), были переведены и научно исследованы 70 древних табличек (Ниппурский календарь), ставшие открытием мирового масштаба. Исследования проводятся с 40 годов, но в астрологическом мире это не сделало сенсации. Может причиной этому было отсутствие широких публикаций?

Эти таблицы дали информацию о статусе Астрологии и астрологов. В государстве того времени астрологи были государственными чиновниками. В научном мире раздел "История Астрологии", как дисциплина, родилась в 1940 году. Ученые 20 века стали научно исследовать переписку астрологов древней эпохи с ассирийскими царями. Переписка оказалась очень живой и информационной. В этой переписке внимание на себя обращал высокий статус астрологов того древнего времени(26 век д.н.э.)В переписке цари хвастались друг перед другом астрологами и своими астрологическими знаниями.

Но  Астрологии предшествовала Астролатрия. Вот некоторые основы этого учения:

 

1."Астролатрия призвана формировать у человечества мироощущение, благодаря которому небесные объекты влияют на нашу жизнь".

 

2."Планы земли должны быть согласованы с планами неба".

 

3."Небеса и Земля подает нам знаки по отдельности, но не раздельно" (Ассирийский учебник Магов).

 

4."Так как Небо и Земля связаны между собой, то знак, который плох на Земле - плох и на Небе (и наоборот)".

 

5. "У всех земных объектов есть небесные прообразы, так как Земля - это объект, созданный сначала на небе".

 

6. "Речь Бога нуждается в толковании".

 

7. "Подобное притягивает подобное".

 

8. "Что на Небе, то и на Земле".

 

 

Когда читаешь эти священные строки Астролатрии,  понимаешь, как мы далеки сегодня от первооснов Астрологии, как мы далеки от Астролатрии.

 

Какие выводы приходят на ум после прочтения такой информации?

 

1.Астрология, как наука дает представление об устройстве мира.

 

2.Астрология призвана давать представление об устройстве мира.

 

3.Астрология передает строгую ассоциацию процессов на Небе и на Земле.

 

4.Астрология - это вечное напоминание о том, что земной и тонкий мир был едины в очень давние времена.

  Думаю, что сегодня многие воплощенные духи тоскуют по тому прекрасному времени, когда не было этого страшного раздела между тонким и плотным мирами.

 

 

Читая переводы клинописных табличек, в голове не укладывается, что это всего лишь переписка царей между собой и астрологами того времени. Кто может себе представить Министерство Астрологии в России? Индусы могут, у них есть это. А кто может себе представить живую переписку между главами государств, которые друг перед другом хвастаются знаниями в Астролатрии и Астрологии, а у кого хватит фантазии представить живую переписку по мэйлу между действующими президентами современных стран и практикующими астрологами?

"Храм - святилище, тянущее вверх, благодаря чему устанавливается связь между Небом и Землей"(Между Богами и людьми?);

"Планы Земли Неба согласовываются в этом Храме" (А что сегодня у нас является Храмом, а где мы сегодня согласовываем наши планы с Богами?);

"Жилище Небесного Божества (планетарной энергии)в статуе храма, посвященной этому Божеству" .

 
 
 
 

Блаватская. Тайная доктрина. ОТДЕЛ XXXVIII АСТРОЛОГИЯ И АСТРОЛАТРИЯ

Книги Гермеса Трисмегиста содержат в себе экзотерический смысл, все же затемненный для всех, кроме оккультистов, касающийся астрологии и астролатрии халдеев. Эти два предмета тесно связаны. Астролатрия, или преклонение перед небесным сонмом, является естественным результатом только наполовину раскрытой астрологии, адепты которой тщательно скрывали от непосвященных масс ее оккультные принципы и мудрость, сообщенную им Правителями Планет – «ангелами». Отсюда – божественная астрология для посвященных; суеверная астролатрия для профанов. Св. Юстин утверждает:

Со времени первоначального изобретения иероглифов не простолюдины, а выдающиеся и отобранные люди посвящались в тайниках храмов во все виды астрологии – даже в самый низкий ее вид: тот, который впоследствии оказался проституированным на улицах.

Существовала огромная разница между священной наукой, преподанной Петозирисом и Некепсо – первыми астрологами, упомянутыми в египетских рукописях, жившими, как полагают, во время царствования Рамзеса II (Сезостриса) [615] – и тем жалким шарлатанством знахарей, называющихся халдеями, которые деградировали это священное знание при последних императорах Рима. Действительно, вполне справедливо их можно назвать «высшей церемониальной астрологией» и «астрологической астролатрией». Первая зависела от познаний посвященных о тех (для нас) нематериальных Силах или Духовных Существах, которые воздействуют на материю и руководят ею. Названные древними философами архонтами и космократорами, они были представителями или образами на высших планах более низких и более материальных существ на лестнице эволюции, которых мы называем элементалами и духами природы, которым поклонялись и молились сабеяне, не подозревая существенной разницы. Поэтому поклонение последнего рода, когда еще не было просто притворством, очень часто вырождалось в черную магию. Это была излюбленная форма популярной, или экзотерической астрологии, ничего не знающей об апотелезматических принципах первоначальной науки, доктрины которой сообщались только при посвящении. Таким образом, в то время как действительные иерофанты возносились, как Полубоги, на самые вершины духовных познаний, hoi polloi среди сабеян погрязали в суеверии – десять тысяч лет тому назад так же, как и теперь – в холодной и смертельной тени долин материи. Звездное влияние двояко. Существует физическое и физиологическое влияние – влияние экзотеризма; и высокое духовное, интеллектуальное и нравственное влияние, передаваемое знанием планетарных богов. Бейли, говоря только с несовершенным знанием первой, еще в восемнадцатом веке назвал астрологию «очень глупой матерью очень мудрой дочери» – астрономии. С другой стороны, Араго, светило науки девятнадцатого века, поддерживает реальность сидерального влияния Солнца, Луны и планет. Он спрашивает:

Где же мы находим, чтобы лунное влияние отрицалось с помощью таких аргументов, которые наука осмелилась бы признать?

Но даже Бейли, разделавшись, как он думал, с обычно практикуемой астрологией, не осмеливается делать то же самое с действительной астрологией. Он говорит:

Рассудительная астрология по своему происхождению представляет собою результат глубокомысленной системы, труд просвещенного народа, который слишком далеко проник в тайны Бога и природы.

Ученый более позднего времени, член Института Франции и профессор истории Ф. Леба открыл (бессознательно для самого себя) самый корень астрологии в своей талантливой статье по этому предмету в «Dictionnaire Encyclopedique de France». Он говорит своим читателям, что он хорошо понимает, что приверженность к этой науке такого количества высоко интеллектуальных людей уже сама по себе является достаточным мотивом, чтобы поверить, что не все в астрологии глупость:

В то время как мы провозглашаем в политике суверенитет народа и общественного мнения, можем ли мы допустить, как мы допускали до сих пор, что человечество позволяло полностью обманывать себя только в этом; что абсолютная, ужасная глупость царствовала в умах целых народов столько веков, не будучи обоснованной ни на чем, кроме слабоумия с одной стороны и шарлатанства с другой? Как могло быть, что в течение более чем пятидесяти веков большинство людей были простофилями или мошенниками?.. Даже обнаружив, что невозможно решить и отделить, что в астрологии является реальностью и что вымыслом и пустой фантазией... тем не менее, давайте повторим вместе с Боссуэ и всеми современными философами, что «ничто, что было доминирующим, не может быть абсолютно ложным». Разве не правда, во всех случаях, что среди планет существует физическая реакция одной на другую? И разве не правда, опять, что планеты влияют на атмосферу и, следовательно, имеют во всяком случае последующее воздействие на растительность и животных? Разве современная наука не продемонстрировала нам этих двух пунктов вне всякого сомнения?.. Разве менее правдиво то, что человеческая свобода действий не абсолютна, что все ограничено, что все влияет – планеты, как и остальное, – на каждую индивидуальную волю, что Провидение (или карма) действует на нас и направляет людей через эти связи, которые она установила между ними и зримыми объектами и всею вселенной?.. Астролатрия в своей сущности есть ничто другое, как это; мы обязаны признать, что некая интуиция, превышающая век, в котором они жили, руководила усилиями древних магов. Что же касается материализма и уничтожения человеческой нравственной свободы, в чем Бейли обвиняет их теорию (астрологию), то этот упрек не имеет никакого смысла. Все великие астрологи без единого исключения признавали, что человек может противодействовать влиянию звезд. Этот принцип изложен в Птолемеевой «Tetrabiblos», в этом истинном астрологическом священном писании, в главе II и III книги I.[616]

Фома Аквинский подтвердил мнение Леба заранее; он говорит:

Небесные тела суть причины всего, что случается в этом подлунном мире; они косвенно влияют на человеческие деяния; но не все ими производимые воздействия являются неизбежными.[617]

Оккультисты и теософы первые признают, что существует белая и черная астрология. Тем не менее, те, кто хотят стать искусными в астрологии, должны изучать ее в обоих аспектах, и получаемые добрые или дурные результаты не зависят от принципов, которые одинаковы в обоих, а зависят от самого астролога. Таким образом, Пифагор, который по Книгам Гермеса создал всю систему Коперника за 2000 лет до того, как родился предшественник Галилея, нашел в них и изучил по ним всю науку божественной теогонии, о сношениях с Ректорами мира и вызывании их – Князей «Княжеств» Св. Павла, – рождение каждой планеты и самой вселенной, формулы заклинаний и посвящение каждой части человеческого тела соответственному знаку Зодиака. Все это нельзя рассматривать как что-то ребяческое и абсурдное – и еще менее «дьявольское» – за исключением, со стороны тех, кто есть и желают остаться новичками в философии оккультных наук. Ни один истинный мыслитель – ни один, кто осознает общую связь между человеком и как видимой, так и невидимой природой, не усмотрит в этих древних остатках архаической мудрости – например, таких как «Папирус Петеменофа» – «ребяческой ерунды и нелепости», как сделали многие академики и ученые. Но при нахождении в таких древних документах применения герметических правил и законов, таких как

Посвящение волос человека небесному Нилу; левого виска – живому Духу в солнце, а правого виска – духу Аммона,

он попытается лучше изучить и постичь «законы соответствий». Также он не потеряет веры в древность астрологии только потому, что некоторым востоковедам вздумалось заявить, что Зодиак не очень древний, будучи лишь изобретением греков Македонского периода. Ибо это заявление, кроме того, что оно является ошибочным еще по многим другим причинам, может быть всецело опровергнуто фактами, относящимися к самым последним открытиям в Египте, и также более правильным прочитыванием иероглифов и надписей самых ранних династий. Опубликованная полемика по поводу содержания так называемого «магического» папируса из коллекции Анастази указывает на древность Зодиака. Как сказано в «Lettres `a Lettrone»: папирус пространно трактует о четырех основах или

Фундаментах мира, которые, согласно Шампольону, невозможно не опознать, так как приходится узнавать в них Столпы Мира Св. Павла. Они суть те, которых призывают вместе с богами всех небесных областей, еще раз, они совсем аналогичны Spiritualia nequitise in coelestibus того же Апостола.[618]

То вызывание было составлено в надлежащих терминах... Формулы, воспроизведенной слишком точно Ямвлихом, чтобы еще возможно было отказать ему в заслуге, что он передал потомству древний и первоначальный дух египетских астрологов.[619]

Так как Летрон пытался доказать, что все подлинные египетские Зодиаки были изготовлены в течение римского периода, то в качестве аргумента была приведена мумия Сенсаоса, чтобы доказать, что:

Все зодиакальные памятники в Египте были, главным образом, астрономические. Царские гробницы и погребальные ритуалы представляют собою множество таблиц созвездий и их влияния на все часы каждого месяца.

Таким образом, гороскопические таблицы сами доказывают, что они намного старше, чем период, приписываемый их происхождению; все Зодиаки саркофагов более поздних эпох представляют собою только нечто напоминающее Зодиаки мифологического (архаического) периода.

Первоначальная астрология была настолько же выше современной так называемой рассудительной астрологии, насколько руководители (Планеты и знаки Зодиака) выше фонарных столбов. Берос показывает звездную суверенность Бэла и Милиты (Солнца и Луны), и только «двенадцать владык зодиакальных богов», «тридцать шесть богов-советников» и «двадцать четыре Звезды, судьи этого мира», которые поддерживают и руководят вселенной (нашей солнечной системой), держат дозор над смертными и раскрывают человечеству его судьбы и также свои собственные постановления. Рассудительная астрология, как она теперь известна, правильно наименована Латинской церковью

материалистическим и пантеистическим пророчествованием по самой объективной планете, независимо от ее Ректора (Млак евреев, служители Вечного, уполномоченные им объявлять его волю смертным); восхождение, или сочетание планеты в момент рождения индивидуума определяет его судьбу и момент и образ его смерти.[620]

Каждый, кто изучает оккультизм, знает, что небесные тела тесно связаны во время каждой манвантары с человечеством того данного цикла; и имеются некоторые люди, кто верят, что судьба каждой великой личности, родившейся в течение того периода – как каждого другого смертного, но только в значительно большей степени – начертана в соответствующем ей созвездии или звезде, начертана соответствующим Духом этой данной звезды как само-пророчество, ожидаемая автобиография. Человеческая монада в самом своем начале есть тот дух или душа этой же звезды (планеты). Как наше Солнце излучает свой свет и лучи на каждое тело в пространстве в пределах своей системы, так и Правитель каждой Планеты-звезды, Родитель-монада, испускает из себя самого Монаду каждой Души-«путницы», родившейся под его домом в его собственной группе. Этих Правителей эзотерически семеро, будь то сефироты, «ангелы присутствия», риши или амшаспенды. «Одно не есть число», сказано во всех эзотерических трудах.

От каздимов и газзимов (астрологов) благородная первоначальная наука перешла к хартумим асофимам (или богословам) и хакамимам (или ученым, магам низшего класса), и от них к евреям в течение их плена. Книги Моисея на века были преданы забвению, и когда их снова открыл Хилкия, их истинный смысл для народа Израиля был утерян. Когда Даниил, последний из еврейских посвященных старой школы, стал главою магов и астрологов Халдеи, первоначальная оккультная астрология уже приходила в упадок. В те дни даже Египет, который получил свою мудрость из того же источника, что и Вавилон, уже потерял свое прежнее величие, и слава его начала блекнуть. Все же, древняя наука оставила свой вечный отпечаток на мире, и семь великих изначальных богов остались царствовать навсегда в астрологии и в делении времени всех народов на Земле. Названия дней нашей (христианской) недели являются именами богов халдеев, которые перевели их от названий арийских богов; однообразие этих допотопных названий у всех народов, от готтов назад к индийцам, осталось бы для нас необъяснимым, как думал сэр У. Джонс, если бы эту загадку не объяснило нам приглашение, сделанное халдейскими оракулами, записанное Порфирием и процитированное Евсевием:

Перенести эти имена сперва на египетские и финикийские колонны, затем к грекам с точным указанием, что каждого Бога следует вызывать только в тот день, который носит его имя...

Так, в этих оракулах Аполлон говорит: «Меня следует вызывать в день солнца: Меркурия – по его указаниям, затем Кроноса (Сатурна), затем Венеру, и непременно вызывайте каждого из этих богов семь раз».[621]

Это не совсем так. Греция не получила свое астрологическое наставление от Египта или Халдеи, но непосредственно от Орфея, как нам рассказывает Лукиан.[622] Как он говорит, именно Орфей наделил индусскими науками почти всех великих монархов древности; и они, древние цари, любимцы планетарных богов, записали принципы астрологии, как, например, сделал Птолемей. Так Лукиан пишет:

Беотийский Тирезий приобрел величайшую репутацию искусством предсказывать будущее... В те дни на гадание не смотрели так пренебрежительно, как теперь, и ничто не принималось без предварительного совещания с предсказателями, все предсказания которых основывались на астрологии... В Дельфах дева, облеченная властью объявлять будущее, была символом Небесной Девы... и нашей Владычицы.

На саркофаге одного египетского фараона к Неит, матери Ра, телки, породившей Солнце, с телом, усеянным звездами, носящей солнечный и лунный диски, подобным же образом обращаются со словами «Небесная Дева» и «Наша Владычица Звездного Свода».

Современная рассудительная астрология в своей нынешней форме началась только во время Диодора, как он извещает мир.[623] Но в халдейскую астрологию верило большинство великих людей Истории, например, Цезарь, Плиний, Цицерон, у которых лучшие друзья, Пигидий Фигул и Люций Таррутий, сами были астрологами, причем первый прославился, как пророк. Марк Антоний никогда не пускался в путь без астролога, которого рекомендовала ему Клеопатра. Августу, когда он взошел на трон, начертил гороскоп Теаген. Посредством астрологии и гаданий Тиберий раскрыл претендентов на свой трон. Вителлий не осмелился выслать халдеев, так как они объявили, что день их изгнания также будет днем его смерти. Веспасиан советовался с ними ежедневно; Домициан не двигался с места не посоветовавшись с пророками; Адриан сам был ученый астролог, и все они, кончая Юлианом (прозванным Отступником, потому что не хотел стать таковым), верили в планетарных «богов» и адресовали им свои молитвы. Кроме того, император Адриан «предсказал, начиная с январских календ и вплоть до 31 декабря все события, которые происходили с ним». При мудрейших императорах в Риме существовала школа астрологии, где тайно обучали оккультным влияниям Солнца, Луны и Сатурна.[624] Рассудительной астрологией до сих пор пользуются каббалисты; Элифас Леви, современный французский маг, преподает ее элементарные знания в своей «Dogme et Rituel de la Haute Magie». Но ключ к церемониальной, или ритуальной, астрологии с терафимами и урим и туммим магии утерян для Европы. Поэтому наш век материализма пожимает плечами и видит в астрологии обманщину.

Однако не все ученые надсмехаются над ней, и можно порадоваться, читая в «Mus'ee des Sciences» [625] впечатляющие и справедливые замечания, сделанные Ле Кутюрье, ученым с неплохой репутацией. Он находит очень любопытным заметить, что в то время, как смелые размышления Демокрита можно найти оправданными у Дальтона,

Мечты алхимиков тоже находятся на пути к определенной реабилитации. Они получают обновленную жизнь от скрупулезных исследований их преемников-химиков; действительно, замечательно увидеть, насколько современные новейшие открытия за последнее время послужили оправданию средневековых теорий, освобождению их от обвинений в нелепости, которые посылались по их адресу. Так, если, как было наглядно доказано полковником Сабином, на направление куска стали, подвешенного на несколько футов над землей, может оказывать влияние положение Луны, чье тело находится на расстоянии 240 000 миль от нашей планеты, то кто же может обвинить древних астрологов (а также и современных) в нелепости их веры во влияние звезд на судьбу человека.[626]

В эпоху раннего средневековья языческие религии уступают место христианству и исламу, однако астральный культ — сабеизм продолжает существовать.

 

В этот вопрос внес определенную ясность капитальный труд «Сабеисты и сабеизм», принадлежащий русскому семитологу Д. А. Хвольсону (1819-1911), который воспользовался сообщениями мусульманских авторов Мас’уди, Шахристани и Димешки, руководствовавшихся сведениями еврейских христианских авторов, а также самих сабейцев не только своего времени, но и времен седой старины.

 

Один из них, Мас’уди, в 332/943 г. был в Харране и беседовал с несколькими образованными сабейцами об их догматах и религиозных обычаях и рассказывал о многом как очевидец. Его сведения дополнены сообщениями Шахристани (ум. в 548/1153 г.), который свой рассказ начинает с того, что сабейцы обратили свое поклонение к знакам Зодиака и что сабейцы Рума поклоняются планетам, а сабейцы Индии — неподвижным звездам. Последнее косвенно подтверждается словами Абу Рейхана Бируни: «Среди индийцев самая знаменитая наука астрономия, по причине того, что дела их религии с ней связаны».

 

Примечателен религиозный спор между сабейцами и ханифитами, в котором первые нападают, а вторые защищаются. Сабейцы обосновывают идею поклонения звездам, высказывая пантеистические взгляды на сущность мироздания.

 

В первые века ислама приверженцами сабеизма были индийцы, персы, цари Ирака, греки, Рум, копты, арабы, а их храмы существовали в Мекке, Йемене, близ Исфахана, в Индии, в Балхе (Нисе), Фергане, Китае, Тире, Дамаске, Айн-Шамсе (Гелиополисе), Мамбеге, Судане, Андалузии (Испании) и Харране.

САБЕИЗМ Религия древних халдеев. Последние, веря в единый безличный, универсальный, божественный Принцип, никогда не упоминали Его, но поклонялись солнечным, лунным и планетарным богам и владыкам, рассматривая звезды и другие небесные тела как их соответствующие символы.

Источник: Блаватская Е.П. - Теософский словарь


Сабеяне, поклонявшиеся «Регентам Семи Планет», точно так же как индусы поклоняются своим Риши, считали Сетх’а и его сына Гермеса (Енох или Енос) высочайшим среди Планетарных Богов. Сетх (Сиф) и Енос были заимствованы евреями от сабеян и затем искажены ими (экзотерически); но истина о них может быть найдена в Книге Бытия[1]. Сетх является «Прародителем» тех ранних людей Третьей Расы, в которых воплотились Планетарные Ангелы; сам он был Дхиан-Коган и принадлежал к вдохновляющим Богам, и Енос (Hanoch или Enoch), или Гермес, был, как сказано, его сыном – Енос было именем собирательным для всех ранних «Ясновидцев» (Enoïchion). Отсюда произошел и культ. Арабский писатель Союти говорит, что самые ранние рекорды упоминают о Сетх’е или Сет’е, как об основателе Сабеизма, и что пирамиды, изображавшие планетарную систему, рассматривались, как место гробницы Сетх’а и Идриса (Гермеса или Еноха)[2], что сюда стекались сабеяне на поклонение, причем они пели молитвы семь раз в день, обратившись к Северу (Горе Меру, Каф, Олимпу и т. д.)[3]. Абд Аллатиф также сообщает нам несколько любопытных вещей о сабеянах и их книгах. То же говорит и Эддин Ахмед Бен-Яхуа, писавший на 200 лет позднее. И тогда как последний утверждает, что «каждая пирамида была посвящена определенной звезде» (вернее Правителю Звезды), Абд Аллатиф уверяет нас, что он читал в древних книгах сабеян, что «одна пирамида была гробницей Агафодемона, другая же – Гермеса»[4]:

«Агафодемон был никем другим, как Сетх’ом и, по мнению некоторых писателей, Гермес был его сыном»,

так утверждает Станилэнд Уэк в своем труде «Великая Пирамида»[5].

Источник: Блаватская Е.П. - Тайная Доктрина т.2 ст.12

 

 В. Емельянов «Ниппурский календарь и ранняя история Зодиака» (С.-П.: Азбука-классика, Петербургское востоковедение, 1999).

 

Исходя из этого (или подобных ему) издания, изначальная точка астрологии проясняется сквозь множества напластований и искажений. Истоки ее в культовом календаре сакральной столицы шумеров Ниппуре, где выявлялось соответствие между последованием помесячного ритуала и наименованием текущего созвездия, общественным событием и астрономическим феноменом. Это строго регламентированный годичный устав государственного культа, четко прописывающий, а не прогнозирующий, необходимые обрядовые действа. Это и стандартное аграрно-календарное восприятие действительности, указывающее конкретную схему сельскохозяйственных работ (рытье каналов – сев – жатва). Этой календарной системе порядка 5 тысячи лет, ведь первые свидетельства о нем явственны в самых ранних шумерских тестах, и вряд ли кто-нибудь мог предугадать, что осколки мертвой традиции, т. наз. «пустой мифологемы», станут предметом пристального внимания.

Исторический фундамент астрологии – это примитивная сакрализация космических объектов как небесных стоянок (светоносных храмов) шумерского пантеона. «Небесными объектами командовали те же самые боги, которые жили в городских храмах». Довольно рано проявилось мнение о двухчастности мира, разбитого на верх и низ, где естественным порядком вещей первое руководит вторым. Лишь позднее у вавилонян и ассирийцев проявилось примитивная «платоническая» трактовка таких взаимоотношений, по которой земные объекты обладает своими небесными прообразами. И именно у них стал доминирующим момент прогноза событий в изначально нейтральной культовой календарной сетке. Поначалу наблюдали за всеми небесными явлениями, но далее сконцентрировались на движении Солнца и Луны; выяснилось, что в течение года они проходят 12 и 18 созвездий соответственно. Возобладал солнечный зодиак, позаимствовавший названия созвездий из помесячного свода богослужебных ритуалов шумеро-вавилонского календаря. Сначала почитались 12 созвездий, а потом и сами знаки, связанные с ними. И решающая особенность календарь был исключительно ориентирован на личность царя, олицетворяющего государство, на корпоративную личность народа, на страну, и ни в коем случае на отдельного обывателя, конкретного человека. Бытие страны (и ее первого представителя – царя) зависело от правильного следования ритуальным предписаниям (и соответственно от четкого соблюдения календарной основы), отражающим целостный порядок – земной и небесный. Первый индивидуальный гороскоп был составлен в V веке, уже при потере Вавилоном независимости. А уже античность, средневековье, ренессанс здорово поизмывались над этой мертвой религиозной традицией (возраст которой соразмерен самой письменной человеческой цивилизации), преобразовав ее до неузнаваемости, доведя ее до облика мистической идиосинкразии.

 

Трудно понять такой успех астрологии, так как отживших традиций много, но крупный выигрыш сорвала лишь наша подопечная. Вероятно, эта мертвая мифологема сыграла на нижайших инстинктах человечества: если существует стародавняя схема предсказания грядущего, то почему же от нее стоит отнекиваться. Здесь вскрылась классическое свойство любой из мифологем – их принципиальная неопровержимость, устоявшуюся в головах фантазию невозможно отвергнуть, именно по той причине, что ее реально не существует. Так как астрология постоянно культивируется, является чуть ли не устоявшейся лексемой любого обыденного разговора, ее фантасмагоричность скрадывается и она рассматривается как нечто действенное, действительное, жизненное. Откровенно жаль, что работы ассириологов, где и заключена истинная подноготная астрологии, являются объектом узкоспециализированных интересов любителей древности и профессионалов. Их тысячные тиражи, проповедующие научные честность, последовательность, трезвость мышления, бесследно растворяются в океане многомиллионных конформистских прогнозов, словоблудливых гороскопов, невменяемых надежд. Даже упование на изменения кажется глубоко наивным: суровая индустрия гороскопов, развлекающая и зарабатывающая, пренебрегающе смотрит на словесные игры компетентных историков.